Ядовитые надежды…

У каждого из нас есть эдакий шлейф нереализованных ожиданий: от себя, от мира. И от мамы с папой. Последние — самые опасные, ибо чертовски отравляют нашу взрослую жизнь.

Я говорю о детских ожиданиях. О том, в чем мы нуждались от наших родителей тогда, когда были детьми — иначе говоря, в то время, когда наше благополучие (получение благ, другими словами, удовлетворение наших потребностей) зависело от них. От их воли, от их желаний, способностей и возможностей.
А в чем мы нуждаемся от родителей? Я имею в виду, пока мы дети.

В безопасности — от любых угроз, реальных и иррациональных. По сути, мы просто нуждаемся в ощущении, что рядом есть кто-то, кто защитит (в том числе, и от наших внутренних “чертей”, иначе говоря, внутренних обвинителей, критиков, обесценивателей, паникеров и так далее).

В принятии. Знаешь, что на самом деле означает этот набивший оскоми термин? Подтверждение нашей хорошести, а значит — нужности вне зависимости ни от чего. Ну, то есть, когда не важно, что и как ты делаешь — плохо или хорошо, ты все равно нужен маме и папе. Сам по себе.

В признании: ты есть, ты важен, ты значим, имеешь значение для нас. И еще сюда же — мы выбираем тебя. Ты для нас в приоритете по сравнению с другими (посторонними, чужими) детьми, людьми.

В любви: мы хотим, чтобы ты жил.

В уважении: к твоим особенностям, твоим возможностям, твоим потребностям. И к твоим границам.

В доверии, или, точнее, вере: мы в тебя верим.

В поддержке: что бы ни случилось, мы за тебя, мы на твоей стороне.

Это глубинные, очень естественные, основополагающие потребности. И реализуются они разными способами. Например, когда родители откликаются на твои просьбы: почитать тебе, поиграть с тобой, купить велосипед… А если не могут откликнуться прямо сейчас, то не отмахиваются коротким и отвергающим: “нет”, а объясняют: почему именно сейчас они не могут. Эти потребности реализуются, когда родители принимают любые твои эмоции, выдерживают их, а не запрещают жесткими: “Не реви! Не бойся! Не капризничай!” и так далее. Когда не смеются, а берут фонарик, чтобы посветить под кровать и “прогнать монстра”. Эти потребности реализуются, когда родители доверяют тебе: пойти самостоятельно в магазин, приготовить яичницу, выбрать одежду, принимать решения — и потом быть с их последствиями. Эти потребности реализуются, когда мама и папа выслушивают тебя, обсуждают что-то с тобой, когда считаются с твоим мнением, а не обесценивают его.

На самом деле все эти потребности могут реализовываться через очень простые вещи. Но… увы, у большинства родителей полным-полно собственных внутренних чертей — и не реализовавшихся когда-то потребностей. И у большинства родителей вечно мало времени. В результате мы вынуждены расти с почти постоянным ощущением фрустрации. Иначе говоря — неудовлетворения.

И вот мы вырастаем, и за нами тяжелым таким шлейфом тянется этот груз нереализованных глубинных потребностей, несбывшихся, а значит, незавершенных ожиданий. И это ой как отравляет нашу жизнь! Почему?

Ну, во-первых, ты помнишь: есть закон отношений, который однозначно говорит — как относились в детстве ко мне, так я, вырастая, отношусь к себе. Это один момент, и я о нем писала подробно.

А во-вторых — и это важно для нашей нынешней темы — у незавершенных, незакрытых потребностей есть одно свойство: они стремятся к завершению. Иначе говоря, бессознательно мы продолжаем стремиться к тому, чтобы та или иная основополагающая наша потребность была реализована. И засада в том, что пока мы этого не осознаем, мы, кроме прочего, ждем, что эту потребность закроет именно то, кто должен был сделать это тогда, когда она, потребность-то, появилась. То есть — мама. Или папа.

Но: в нашем сознательном опыте отношений с родителями уже есть знание о том, что они, родители наши, реальные мама и папа, эту нашу потребность удовлетворить не смогли. Или не захотели. И вот тут возникает внутренний конфликт: например, бессознательно ты ждешь от мамы признания (в твои 30, 40, 60 лет — ты продолжаешь ждать его, нуждаться в нем, ибо не получил ВОВРЕМЯ), а на уровне сознания ты точно знаешь, что не получишь его, ибо мама всегда выбирала не тебя (сравнивала тебя с чужими детьми, скажем, и не в твою пользу). Помнишь, как наша психика стремиться решать внутренние конфликты? Точно, в сторону безопасности. И вот бессознательно ты начинаешь искать… идеальную маму. Маму, которая хочет, может и будет удовлетворять твои потребности.

Которая примет. Которая полюбит. Которая будет за тебя. Которая в тебя верит…

А где ты будешь ее искать? В других людях, конечно же. Ты будешь(напомню, неосознанно) переносить свои незавершенные ожидания на самых разных людей — и чаще всего “под раздачу” тут попадает интимный партнер (муж/жена/возлюбленный) и, что хуже, собственные дети.

Вот как эти нереализованные потребности отравляют нашу взрослую жизнь: мы “усыновляемся/удочеряемся” к своим партнерам или детям, и начинаем ждать от них — чего? правильно, что они реализуют те наши потребности. Завершат гештальт. Закроют ожидания. Додадут то, что недодали в детстве родители.

Казалось бы, ну что такого? В чем проблема-то? Если партнер (муж, жена) меня любит, то вполне и сможет дать все это: принятие, признание, уважение и прочее, и прочее. Логично же? Увы.

Здесь у нас засада номер два: партнер-то может быть и сможет дать, да вот ты не сможешь взять. По двум причинам. Первая — это все та же формула отношений. Понимаешь, если ты был, например, не важен родителям, то теперь ты не важен сам себе. И твой партнер может наизнанку вывернуться, доказывая твою для него важность, — а ты не поверишь. Не сможешь. Та же история и со всем остальным: любовью, значимостью, принятием… Ты будешь ждать этого от партнера, просить, требовать, но не сможешь увидеть, принять, взять. При этом, напомню, ожидания-то бессознательные, а вот чувство фрустрации, разочарования, неудовлетворенности — вполне себе реальные, осознаваемые. И поскольку все мы в совершенстве владеем такой штукой, как рационализация, ты будешь себе объяснять эту свою фрустрацию вовсе не тем бессознательным механизмом, о котором я написала выше, а — нелюбовью партнера, его к тебе равнодушием, его гипотетическими изменами… Понимаешь о чем я?
А причина номер два еще “веселее”: бессознательно наделяя партнера (друзей, детей) ролью “идеальной мамы”, ты все равно так же бессознательно ощущаешь, что “мама”-то придуманная. Фейк. Фальшивка. И потому даже если партнер удовлетворяет вышеперечисленные глубинные потребности, у тебя остается чувство неудовлетворенности. Как бы объяснить? Ну вот смотри: ты же наверняка влюблялся? Помнишь тот период, период именно влюбленности, когда все твои чаяния, желания, мысли связаны с ЭТИМ человеком? Когда всего хочется только с ним и от него? Когда хочется не расставаться ни на секундочку? При этом у тебя есть друзья, и ты иногда проводишь время с ними: скажем, идешь в кино. Весело, здорово, но… Не так, как если бы с ТЕМ человеком, да? Удовлетворение не полное.
Вот так и тут: партнер в роли придуманной мамы тебя любит, но — он не мама. И удовлетворение не полное. Потребность не закрыта, ожидание не завершено. И продолжает фрустрировать, мучить тебя. А еще — разрушать твои отношения с партнером.

Что же делать?
Осознать. Впрочем, думаю, это уже произошло, пока ты читал статью. Осознать, что вот эти ожидания — от мамы и папы — именно мама и папа уже НЕ УДОВЛЕТВОРЯТ. Все. Поезд ушел. Знаешь, что самое интересно? Даже если сейчас ты пойдешь к родителям и они ка-ак начнут давать тебе все, что недодали в детстве, это не поможет. Просто потому, что сбыча ожиданий нужна ТОМУ тебе от ТЕХ твоих родителей. Прошлому тебе от твоих прошлых родителей. Понимаешь? От тех, какими они были тогда, когда тебе было три, пять, двенадцать… А не от тех, какие они сейчас.
И это невозможно, ты же знаешь, да? Вот эту мысль нужно принять. Принять, твои ожидания не завершаться. И ПОПРОЩАТЬСЯ с ними. Вот тут внимательно: попрощаться с ожиданиями, которые были у тебя в три, пять и так далее. В детстве.

А затем признать тот факт, что раз тебе всего этого тогда не дали, сейчас ты не умеешь дать себе это сам. И значит, все это нужно где-то брать. Где? Да все там же, у других людей. Но теперь — сознательно. Смотреть, например, на партнера — именно как на партнера, а не как на маму или папу. И принимать его любовь, признание, уважение — в той форме, в которой он их дает. Не его (ее) заставлять доказывать, что он (она) тебя любит, что ты важен (важна), нужен (нужна) и так далее, а самостоятельно искать в проявлениях партнера признаки любви, подтверждение твоей нужности, важности, ценности, значимости. И интегрировать это внутрь, учиться этому верить (да-да, верить тоже приходится учиться), учиться относиться так к себе: с любовью, уважением, как к ценности.

Добавить комментарий