«Бытовые инвалиды»

Зачем некоторые женщины «превращают» в них мужчин?

 
Вам случалось слышать от знакомых замужних дам высказывания вроде: «У меня муж — второй (третий, пятый) ребенок? Даже не знает, где какие его вещи лежат!». А может, эта история — история о беспомощном в бытовом плане муже — про вас?
Как бы то ни было, но ситуация-то довольно распространенная. Сильные, уверенные мужчины, легко справляющиеся с делами за пределами семьи (бизнесом, карьерой и т.д.), дома превращаются в самых настоящих бытовых инвалидов, способных умереть от голода возле забитого едой холодильника.
Отчего так? Ведь на самом деле редко какой взрослый (хотя бы по паспорту) человек выходит из родительской семьи без навыков элементарного самообслуживания. Да, есть и такие, и к ним я еще вернусь. Но, повторю, это все же скорее исключение, чем правило.
Большинство же парней, вылетев из родительского гнезда, очень даже способны вести самостоятельную жизнь. И с заботой о себе в бытовом плане справляются прекрасно. И уж точно не умирают от голода.
Но встретив «ту самую», вступив в отношения, зачастую превращаются в пресловутых «бытовых инвалидов». Которые и впрямь не знают, как включить микроволновку и где лежат чистые носки. И значит, роль женщины в этой «чудесной» трансформации взрослого парня в психологическую «лялечку» далеко не последняя.
Отношения, как вы и сами знаете, штука непростая. В межличностном контакте — любом — партнеры всегда устанавливают некие правила игры. Сознательно, а чаще — нет. И нередко бывает так, что одна сторона более активна в создании правил — причем, конечно же, тех, что удобнее ей, этой стороне. В нашем случае — женщине. А другой стороне зачастую бывает безопаснее принять эти правила, чем сопротивляться и отстаивать свое. По разным причинам — но все они, эти причины, в сфере бессознательного, то есть — иррационального. Детские пси-травмы, сценарные решения, болезненно низкое чувство собственной ценности (нужности, важности) и так далее. Это все к вопросу, почему вторая сторона (мужчины чаще всего) соглашается на «правила игры» и на предлагаемую роль «малыша». Ну или, бытового инвалида.
 
А вот зачем все это дамам? Тем самым дамам, что мечтают быть «за мужем», «за каменной стеной», иметь в лице партнера надежную опору… и т.д., и т.п. Они-то для чего устанавливают эти правила, превращающие партнеров в беспомощных в бытовом плане инфантов? Понятно, что девочки делают это бессознательно. Ну вот давайте и осознаем, зачем и почему.
Зависимость как гарант… безопасности
Ну, иллюзии безопасности, на самом деле. Но это не осознается, конечно же. Поэтому для простоты буду писать «безопасность».
О какой безопасности речь? О той самой, к которой стремятся все психологически незрелые личности: о безопасности самооценки.
Смотрите, какие основные страхи в отношениях у большинства? Что партнер отвергнет, бросит, предаст, изменит… все это суть одно: он сочтет меня неценной. Обесценит.
У незрелой личности ведь ощущение собственной ценности зависит от отношения к ней других. «Я ценная, если нужна, важна, любима другими. Я ценная, если меня ценят другие». И чем важнее этот «другой», тем страшнее, что он меня обесценит. Тем страшнее, что отвергнет. Думаю, понимаете. И все психологически незрелые люди хотят в отношениях одного: гарантий. Что партнер не нанесет удар по моей ценности: не бросит, не отвергнет, не откажется от меня.
Понятное дело, таких гарантий нет и быть не может. Это нереально. Невозможно. Но — может быть иллюзия гарантий. Вот её-то и создают себе женщины, превращающие своих мужчин в бытовых инвалидов.
“Логика” тут простая: чтобы избежать опасности, нужно все держать под контролем. И поскольку самая главная потенциальная угроза (обесценивание) исходит от партнера, контролировать стоит его. А кого проще всего контролировать? Кого-то беспомощного и зависимого, так ведь? То есть: ты зависишь от меня, а значит, ты от меня никуда не денешься.
 
Контроль, конечно же, не осознается. Такая женщина называет его (и искренне считает) не контролем, а заботой. Только эта забота, по сути, опека. Дама начинает опекать своего партнера, все больше и больше отодвигая его от простых (простейших!) бытовых задач, все больше делая не ДЛЯ него, а ЗА него. Это во-первых. А во-вторых, все его потуги в “бытовую самостоятельность” (уборка/стирка/готовка) нещадно критикуются. Обесцениваются.
В конечном итоге парень и сам уже не помышляет о каких-то домашних делах. Что вполне естественно: как я писала выше, и у него побеждает бессознательное стремление обезопасить свое чувство собственной ценности. Так что рано или поздно он действительно не будет знать, где лежат носки и как разогреть себе борщ. Взрослый человек на самом деле становится беспомощным в бытовом плане. И — зависимым от своей партнерши. Каким бы смешным или странным это ни казалось.
Ролевая недостаточность
Тут начну с ликбеза. Как вы (надеюсь) знаете, есть такая система психотерапии — трансактный анализ. Так вот, согласно ему, в структуре нашей личности можно выделить три составляющие или, иначе, три эго-состояния: дитя, родитель, взрослый. Формируются они у каждого из нас постепенно, по мере взросления. И именно в той последовательности, что обозначена выше. И, как вы можете догадаться, у многих этот процесс прекращается до появления и “прокачки” взрослого эго-состояния. То есть, по сути, в структуре личности развиты только две фигуры — ребенок и родитель.
Чтобы было понятно: у каждого из этих состояний свой функционал в личности. Внутренний ребенок взрослого (биологически) человека “отвечает” за чувства и желания, интерес, любопытство, творчество. Внутренний родитель — это как раз забота, опека, наставничество, защита, способность сопереживать. А кроме того, Внутренний родитель — это и критик, и судья, и цензор, и контролер. Именно он определяет наши “можно/нельзя”, “правильно/неправильно”. Внутренний взрослый наделяет нас способностью к аналитическому мышлению, к сбору и обработке информации — иначе говоря, рациональностью. Ну и кроме того, в норме именно Внутренний взрослый регулирует отношения всех внутренних фигур. Определяет, в когда где в каком эго-состоянии (детском, родительском или взрослом) нам УМЕСТНО пребывать. Где будет полезно быть эмоциональным, любопытным и безответственным детенышем, где и когда проявиться как заботливый или, наоборот, строгий родитель, а где — как маломоциональный рациональный взрослый.
Если же Внутренний взрослый прокачан слабо либо вообще не развит, у человека в репертуаре как бы остаются только две “роли”: детская и родительская. И зачастую, одна из них преобладает. Например, в нашей стране, согласитесь, существует стереотип воспитания девочек: им с детства внушают что? Правильно, что они будущие матери. Думаю, могу не приводить кучу аргументов, вы и сами наверняка наблюдали и наблюдаете это (а если вы — женщина, то, скорее всего, и воспитывались в этой парадигме).
Хорошо это или плохо — не суть. Сейчас важно другое: эти послания (ты будущая мать, тебе рожать, дети — это главное… ), подкрепленные “традиционными девчачьими” играми и игрушками, стимулируют развитие родительского эго-состояния. “Роль” мамочки становится главной и ведущей. И именно из этой роли девочка (девушка, женщина) строит большинство коммуникаций. Проще говоря, по-другому она не умеет. Не умеет выстраивать отношения на равных, на уровне “взрослый-взрослый”. Она может воспроизводить только детско-родительскую модель: я — большая, ты — маленький. И значит, я за тебя отвечаю. Соответственно и любовь (в том числе к партнеру) она понимает как любовь материнскую: заботиться, опекать, кормить, обихаживать, воспитывать… и так далее. Ну а партнеру, само собой, предлагается роль ребенка.
 
Две ладони для хлопка
Итак, роль женщины в процессе превращения мужчины в “бытового инвалида” очевидна. Но как известно, для хлопка нужны две ладони. Иначе говоря, не каждый парень согласиться на роль “малыша при мамочке”, верно? Так почему же некоторые (и их немало, кстати) всё же в этой роли оказываются? Одну причину я уже обозначила в начале статьи. Но есть и другая, которая может показаться спорной. Однако я вам все же ее озвучу.
Смотрите, мальчиков же у нас не воспитывают в парадигме, ну, скажем, “ты должен оставаться ребенком”, правильно? Нет, им адресуют другие “должен”: должен быть защитником, добытчиком, опорой и тому подобные. Так отчего же возникает этот диссонанс, почему “защитники и добытчики” дома превращаются в “бытовых инвалидов”? А оттого что с рождения привыкают… подчиняться женщине. Сначала это мама (и бабушки), потом воспитатели в детском саду, учительницы в школе… Ну и давайте будем честными: в нашем как бы патриархальном обществе в семьях царит махровый матриархат. Много вы знаете семей, где мужчина является главой де-факто, а не только де-юре? Нет, я знаю такие семьи. Но еще больше я наблюдаю “ячеек общества”, в которых реально рулит именно женщина. И для мальчиков, что растут в таких семьях, это становится бессознательной нормой. Ну а кроме того, не будем забывать, что у большинства мам большинства наших мальчиков эго-состояние “родитель” тоже является ведущим. А еще они тоже стремятся обезопасить свое чувство самоценности и пытаются обеспечить себе гарантию этой безопасности через тот самый контроль, который они называют заботой. Иначе говоря, такая мама тоже бессознательно делает все, чтобы партнер — и их общие дети — стали зависимы от нее. Ну хоть в чем-то. Хотя бы в бытовых вопросах. И чем меньше у женщины уверенности в собственной ценности, тем более зависимые отношения она будет выстраивать. У некоторых таких мам сыновья (да и дочери тоже) вылетают из гнезда уже сразу готовыми “бытовыми инвалидами”.

Добавить комментарий